Polina Kopylova

POLINAKopylova


Polina Kopylova
on Pietarista kotoisin oleva kaksikielinen  ”sitoutumaton” runoilija, toimittaja, kääntäjä ja tulkki.

Polina tekee runoistaan myös suomenkielisiä versioita ilmaisun rajojen kokeilemiseksi. Venäjäksi Kopylovan runoja on ilmestynyt Venäjällä mm. Deti Ra ja Novyi Mir -aikakauslehdissä sekä Novyi vremennik Kamery hranenija -kokoelmassa, ja Suomessa Literarus -lehdessä. Suomeksi häneltä on ilmestynyt joitakin runoja Literaruksen suomenkielisessä versiossa ja Kirjailija -lehdessä.

____________________________________________________________________________________________

[Suomeksi]

 

ШАЛОСТЬ 

Один час восемь минут. Лететь недолго— как на выходные в соседний город.

Ему того часа хватило и на обратный путь — до излучины Волги.

”Волгой”, в числе прочего, и наградили, машиной, то есть. Она была немного похожа на ”Крайслер”, и на ракету — особенно закрылки. Тогда это было модно.

Зов космоса был напрасен — что делать, земная слава вызвала перегрузку. Остальные пролетали мимо — на орбиту, в открытый космос, аж до Луны иные.

Увы, живым он не успел разделить эту радость.

Он обманул доверие космоса. В отместку — нелепая смерть и вечность.

Больше ничто не держало. Зов космоса не стихал. Надо было лететь — пусть от него и осталась одна лишь память.

Наверху было тихо.

Снизу потихонечку подымался всяческий мусор: спутники прилетали и рассыпались, убирать было некому, радиоволнами приносило острые нотки мелодий, мелькающие картинки, какие-то цифры, все больше и больше, до гула — прямо хоть переселяйся, ну вот на Луну хотя бы.

Иногда он видел себе подобных: поначалу тех, кто погиб в катастрофах, позже — умерших от старости. Общались они редко. Чуть чаще — с той учительницей, которая хотела провести урок на орбите. Оба скучали — по дочкам, по ученикам — по детям.

Еще он скучал по ракетам. По белым стволам, что рассекали стынущий воздух и выжигали дюзами дорогу грядущему.
Он скучал по ним, хотя они взлетали все чаще, почти как обычные самолеты. Внутри были грузы, мусорные спутники и напряженные люди, для которых мотаться по орбите было просто работой.

Еще он тосковал по Родине, которая навсегда осталась в будущем, и возврата туда не было: реальность единогласно выбрала другой путь, оставив космос лишь для работы — как и Землю, по крайней мере, те места, где не было войны.

Машина двигалась медленно, лучи заката наводили блеск на ее красные бока, она будила память о лете, сладком запахе красного вина, смехе незнакомой компании по соседству и об этой нарастающей внутренней уверенности в том, что скорость времени удалось превысить. И будущее наступило здесь и сейчас. За рулем сидел некто в скафандре, лицо скрыто темным забралом шлема. Минуточку. Да это просто скафандр. Кукла. Игрушка. Есть в этом что-то неправильное, хотя, конечно, забавно. Неужели человека не могли отправить? Даже он справился в свое время.

У него возникла идея.

Приблизившись к автомобилю, он проказливо осмотрелся: не видит ли кто? А то ведь заругают. Никто не видел. Тогда он проскользнул в скафандр и привычно сказал ”Поехали”.

И, конечно, махнул рукой.